Sergey Bereznitskiy (bereznitsky) wrote,
Sergey Bereznitskiy
bereznitsky

Categories:

Пока вкратце...


... о лыжном походе 4 к.с. на Приполярный Урал

Дорога туда.
Банально на поезде N42 с билетом. В Инте - 19 марта в 9.15. Пасмурно, идёт снег, -5. Вахтовка нас уже ждёт, так что, не теряя времени, грузимся и уезжаем. В последние дни из-за снегопада дорога Инта - база Желанная не функционировала, и вот только день или два назад пошли первые машины.
Хоть мы ехали и на "Урале", особых успехов в передвижении по зимнику не наблюдалось. Вахтовка постоянно сваливалась с колеи в снег, застревала, с трудом выползала из сугроба, и через 50 метров снова проваливалась. Скорость движения не превышала скорости пешехода. Один раз нас объехали 2 "бурана", но вскоре мы догнали их, застрявших в снегу.
Время шло, водитель прожигал топливо, многократно выбираясь из сугробов, и намекал нам, что до Желанной не доедет, дескать, как полбака останется - сразу назад. Стемнело, на открытых пространствах дорогу вообще замело так, что колея скрылась. Пришлось нам по очереди идти перед машиной, нащупывая ногами колею под снегом.
Снег не прекращается. Надежды достичь Желанки таяли. Наконец, в глубокой ночи мы потеряли дорогу окончательно. Вешки, стоявшие кое-где вдоль дороги, исчезли. Мы вылезли из машины и разбрелись в разные стороны в поисках вешек. Все направления были равноценны: мы посреди снежного плато, где не было ни единого кустика, ни единой тростинки. Ночь. Впечатления, как от выхода в открытый космос, наверное. Куда ни глянь - везде одно и тоже мрачное пространство, и в нём единственный объект - вахтовка.
На примусах готовим ужин-завтрак (не знаю, как называется приём пищи в 3 часа ночи), многие повалились спать, не дожидаясь еды.
К четырём часам начинает светать и заканчивается снегопад. Улучшается видимость, дорога тоже вроде как находится. Оказывается, мы стоим прямо на ней. Продолжаем путь. К тому моменту, как мы оказываемся на высшей точке плато, погода окончательно налаживается. Солнце, отличная видимость, тихо. Вылезаем фоткаться. Благодать. Спускаемся в лес - так там все деревья словно хрустальные. А на встречу идут две машины, после них едется веселее. После реки Кожим - ещё 4 машины, спрашиваем солярку, но лишней ни у кого нет. Зато ехать теперь гораздо проще.
В 13.00 останавливаемся у базы Сана Вож. Говорят, топлива дальше нет, на базе его тоже не оказалось. Выгружаемся, обедаем, дальше - своим ходом. Путь из Инты до Сана Вож длинною в 95 км занял 26 часов. До Желанки - места, где должен по идее начаться наш маршрут, остаётся 30 км.

Собственно, поход (пока совсем вкратце и без картинок).
В первый день, 20 марта, после выгрузки из машины и обеда прошли километров 8 и встали на ночлег в лесу. На печку уже ни у кого не было сил.
Утром, 21 марта, обнаруживается, что один из участников (Макс, завхоз, заменивший не пошедшую в поход Лену Сидоркину) заболел (какие-то проблемы с зубом) и отправляется обратно на Сана Вож. Назначаем нового завхоза (уже третьего по счёту), спешно перетрясаем продукты. Сегодня нам предстоит дойти до Желанки, спустя два дня относительно намеченного срока. С этого места должен был начаться поход. С задачей справляемся, хотя рюкзаки трещат по швам от кучи непонятно какого барахла и продуктов. У нас как-то очень много общественного снаряжения и продуктов. Раскладка 850 гр в день, безусловно, излишество.
К вечеру погода опять портится. Снег, видимость невелика. Огни Желанки, правда, видим. Но больше ничего. Ставимся и строим стенку из снежных кирпичей. Турист-лыжник всегда что-то пилит: если в зоне леса - то дрова, если в тундре - то снежные кирпичи для стенки.
В 3-й день похода, 22 марта, в тумане тащимся с барахлом вверх по р. Балбанъю, чуть не дотягиваем до места, где нам предстоит оставить заброску. Завхозу скучать не приходится - опять пересчёт продуктов. 850 гр в день - явно много.
Созрел девиз нашего похода: "ну где же смысл, где же логика". Откуда это и почему именно сегодня, я уже не помню.
В 4-й день похода облегчились (в смысле, закопали заброску), помчались на первый перевал (Карпинского, вроде 1Б), и прошли его. Второе название перевала - "Голубых надежд". Интересное название, к чему бы это? Встали вечером на Голубом озере под Народой, дует сильно, строим стенку, как обычно. В палатку сначала кидаем рюкзаки по бокам, затем уже ставим - иначе никак. Ночью палатку трепало, но не снесло. Но что такое хороший сильный ветер нам предстоит узнать лишь через день.
В 5-й день забираемся на Плато Руин и бегаем на Народу, 1895 м, самую высокую точку района. Во второй половине дня погода улучшается, виды с вершины изумительные, фотки предвидятся. Никакой технической сложности гора Народная (кто не знает - ударение на 1-й слог) не представляет. Во всяком случае при заходе по юго-западному гребню. По северному, говорят, ещё проще (какая-то группа зашла на вершину аж на лыжах). Мы же на лыжах на хребет, затем кошки. Но всё пешком, я даже палки не брал. Руководитель хотел снять лыжи ещё раньше - при подъёме на гребень, но мы переубедили его. По глубокому снегу лучше на лыжах, чем пешком. Вообще, руководитель Александр Бубнов, вероятно, намучался с мной и, особенно, с Н.Долгих. У нас часто были свои, более выгодные на наш взгляд, варианты движения, и мы иногда с некоторым упорством воплощали их в жизнь. Также мы немного иначе смотрели на некоторые аспекты руководства и прохождения маршрута, но, как известно, "в чужой монастырь...".
В 6-й день спускаемся с Плато Руин и идём перевал Центральный (видимо, тоже 1Б). Погода не балует, но самое интересно началось за 100 м до перевала. Неожиданно возник ветер такой силы, что некоторых валил с ног. Жесткач. Мы прошли перевал лишь потому, что ветер был в спину. На подъёме можно было расставить руки и почти ехать в верх, а на спуске одна неопытная участница улетела (но не далеко, до первых камней). Я, идущий следом и не успевший среагировать, тоже поскользнулся, но успел зарубиться тем что было в руках - связкой лыж и палок, а конкретно, лыжными креплениями. Другие, увидя что к чему, обошли выше по склону. Все живы, здоровы.
Спустившись на первую ступеньку, одели лыжи, но сразу же сняли, поскольку одна участница (всё та же, скроем её имя), не могла на них стоять и от ветра падала. Хотя площадь её поверхности была, пожалуй, наименьшей по сравнению с другими.
В 7-й день прошли пер. Кар-кар, всё штатно, без приключений, погода утихомирилась. За перевалом обнаружили группу туристов из Ухты. Они сегодня заехали за 20 ч от Инты до подъёма на Кар-кар, но на вездеходе и за бешеные деньги.
От их лагеря вниз прокатились по лыжне - это песня. Вечером откопали заброску. Холодает. Показывают полярное сияние.

Впечатления от первого кольца:
1. Если отстать от тропильщика метров на 200, то тропить приходится заново.
2. Если в рюкзаке есть хоть маленькая дырочка, то после пурги из рюкзака придётся выгребать сугробы.
Песня первого кольца: "Не торопись тропить свою лыжню..."
Открытие первого кольца: бензовозы. Бутылки с бензином удобно привязывать на верёвочке - они хорошо едут сзади, не оказывая никакого сопротивления движению. При этом рюкзак становится легче. По мере расходования бензина "прицепные вагоны" отсоединяются.

День 8-й, начало второго кольца. Морозно и солнечно. Зато новая проблема - примуса. У нас были мультитопливные горелки фирмы "Примус". Они засорились настолько, что совершенно отказывались работать. Руководитель и я взяли по примусу и принялись за дело. Выскребали из них тонны грязи - уж ладно если бы таджикский бензин, но от московского я такого не ожидал. Примерно такую процедуру мы проделывали с ними почти каждое утро. Руки от примусной грязи отмыть я смог только в Москве.
Сегодня прошли два несложных перевала - "труба" и Зигзаг. Первый прост и на подъём и на спуск (набор высоты всего лишь 200 м), второй тоже прост, но спуск у него длинный, сброс высоты относительно резкий, ущелье, кое-где лавиноопасно. Идём со шнурами любви, как мы их обозвали (от "лавшнур" - loveшнур). Самые красивые - у Олега и Анны из Питера. Два участка шли по одному, спустились нормально, лавины в нашем присутствии не сходили.
Впереди, в долине р. Манарага, замаячил лес. Мы рванули вперёд: всем хотелось наконец-то воспользоваться печкой. До леса не успели дойти, остановились у кустов в надежде наломать веточек. Реальность превзошла наши ожидания: в кустах обнаружилось море дров. Впрочем, кусты - это весьма относительно. Когда дров стало столько, что с лихвой хватало и на печку, и на костёр, мы замеряли глубину снега, планируя расчистить место для костра... Но самая длинная лыжная палка ушла целиком под снег и земли не коснулась. Так что то, что зимой называется кустами, летом является по меньшей мере трёх-четырёх-метровыми деревьями.
9-й день похода. Прошли вниз по долине Манараги до Оленьего балка. Там бросили рюкзаки и решили рвануть на Манарагу. Время хоть уже и 11 часов, и ещё 10 км только подходов, а затем и набор высоты 1000 м - всё это нас не испугало. Пять человек из восьми решили попробовать силы в восхождении. Лыжня в долине Манараги придавала нам оптимизма. Первый (и последний) день за весь поход нам не надо было тропить - а это существенная экономия времени и сил.
Восхождение на Манарагу (1662 м, говорят, 2А) - это большая отдельная история. Это был один из самых насыщенных и запоминающихся дней похода. Вкратце так. Вышли с Оленьего балка в 11 ч, далее по лыжне вниз по р. Манарага, затем подъём под пер. Студенческий, в 14 ч уже за границей зоны леса, на склоне, обед, после которого трое отправляются обратно в лагерь. Восхождение продолжаем вдвоём с руководителем. В кошках забираемся на гребень, кое-где фирн, а где-то и снег по колено. Туман, вершину видно плохо. Идём по гребню (кое-где видны следы предыдущей группы), в момент временного улучшения видимости фоткаем зубастый гребень Манараги. К вершине подбираемся на закате. Лезем на первый зуб. Особых сложностей нет, но иногда приходится искать проход. Ближе к самой вершине Александр решает использовать верёвку (для страховки), хотя на мой взгляд это было совсем не обязательно. Тем более, что и у руководителя были своеобразные представления о страховке, типа, "держи верёвку в руках". Интересно, неужели он думал, что я смогу его удержать при срыве, просто держа в руках верёвку? Я всё же заложил её за камень, решив, что это лучше, чем "иди, дорогой, я тебя вижу...". Сам затем прошёл не напрягаясь, не особо надеясь на страховку, и не встретив каких-либо трудностей.
На вершину поднялись в 17.48, уже почти в сумерках. Сняли 2 записки групп из Е-бурга. В них же малюсенький кусочек шоколадки. Разъели и свою, одну на двоих. Полшоколадки на перевале или вершине - такая роскошь в первый раз.
Спускались в сумерках до гребня (хорошо, что хоть в сумерках), затем в темноте по гребню, ничего не видно, ориентировались по форме рельефа, но лыжи быстро нашли. Затем спуск по склону в темноте - но это никакой не экстрим. Самое запоминающееся - это внизу слалом по склону, поросшему лесом, в темноте. В свете тусклого фонарика ветки появлялись неожиданно, когда до них оставался метр. Главное - излишне не разгоняться.
Внизу встречаем (второй раз за поход) группу из Ухты. Обмениваемся впечатлениями. Вниз по лыжне, изрядно раскатанной - песня, а подъём по долине Манараги (тоже по лыжне) лёгок и неощутим. В лагерь вернулись где-то в 22.30.
Открытие второго кольца: в радиалки удобно бегать не с рюкзаком, а со шмотником. К своему я привязал верёвочки в качестве лямок, получился своеобразный бомжмешок, Лёша назвал его почему-то "сидор". А ещё лучше заранее пришить к шмотнику лямки из стропы - получится рюкзачок-штурмовик. В обычной жизни он шмотник (например, я его использовал как мешок для ботинок в спальник), а на восхождение он рюкзачок. Дёшево и сердито. А главное, невесомо. Другие же не прониклись моей идеей и таскали в радиалку рюкзаки.
10-й день похода. Погода отличная, солнце, ни облачка. Вот сегодня бы на Манарагу... Но сегодня начинаем путь обратно - идём на пер. Олений. Никаких трудностей, но вышли поздно (в 2 часа дня), поэтому ночуем на перевале, представляющем из себя огромное футбольное поле. Ветра, к счастью, нет, но стенку на всякий случай строим. Холодает, электронный термометр в моих часах отказывается работать: его нижний предел - минус 20.
В 11-й день спускаемся вниз, в долину р. Падежа-Вож. Мало того, что вышли в 11 ч только, так ещё теряем время, устанавливая на обеденном привале палатку. "Где смысл, где логика?...". Но к сумеркам всё же успеваем добежать до границы леса. Мимо шуршит стадо оленей, но нормально разглядеть-сфоткать их уже не возможно.
День 12. Олег уговорил руководителя устроить днёвку, поскольку до базы Желанная остаётся лишь день ходу, а делать там всё равно нечего. Машина заказана лишь на утро 2 апреля, а сегодня 31 марта. Но Александр желает спуститься ещё вниз километра на 3 по долине, чтобы на завтра было меньше идти. Запугивал он нас 500-метровым набором высоты, долгим переходом по плато и спуску к базе, всего 18 км, но разве запугаешь этим туристов-горников? В общем, наша опять взяла: решаем, что если вернёмся из радиалки рано, то пойдём переносить лагерь. Хотя нам ясно, что правильнее пройти утром на 1 переход больше, чем тратить время и силы на переноску лагеря, да ещё туда, где лес не гарантирован. Итак, желающие в количестве четырёх чел. (кстати, все приглашённые в поход "со стороны") идут в радиалку вверх по ручью Хоршор к озеру Воейкова (Оленье). Всё истоптано оленями, но их самих не видно. Нагулявшись, неспешно возвращаемся в лагерь как раз к 5 часам вечера.
День 13, последний. К счастью, выходим в 7.40, и довольно быстро забираемся на плато, практически не замечая 500-метровый набор высоты. К Желанке спускаемся к половине третьего. Очевидно, что если бы вчерашний перенос лагеря состоялся, то это было бы просто смешно. А сегодня мы даже ставимся при ярком свете солнца, чего в походе у нас ранее как-то не получалось (день с радиалкой на Манарагу - исключение).

Дорога обратно
2 апреля.
Машина с утра не приехала, да и я как-то не особо хотел на ней ехать. В моих планах было прогуляться вниз по р. Балбанъю к базе Сана Вож, а оттуда уже уезжать. Что я и сделал, переведя часы на час вперёд и выйдя в 12. Солнечно и хорошо, идётся легко. В 14.20 навстречу едет опаздывающая заказанная машина. Говорю водителю, что его уже заждались, а сам продолжаю путь к Сана Вож, делая последние снимки. Толи пешком идти труднее, чем на лыжах, толи я давно не ходил 30 км подряд, толи сказывалась ходьба без привалов, но к моменту прихода на Сана Вож я уже был изрядно вымотан. На базе сразу обнаруживается вахтовка, ожидающая работников с рудника, так что решаю использовать шанс уехать. Теоретически возможная помывка на базе (на которую я надеялся), увы, отменяется.
Зато меня приветливо встречают, кормят супом, поят чаем, байки травят интересно, что я даже не скучаю.
К 9 ч вечера приехали рабочие на вездеходе. Грузимся и в 21.40 выезжаем. К моему удивлению, ставим чудеса скороходности: в 4 ч утра уже на вокзале Инты! Туда ехали 26 часов, а обратно всего 6 с небольшим. Вопрос о деньгах меня сначала удивил - я уже давно привык к тому, что попутные машины денег не просят. Но здесь туристский район, и водители испорчены деньгами. Я поленился предупредить при посадке в машину, значит, сам виноват. Сторговались на 200 р. Для сравнения: путь туда обошёлся в 1600 р (!) с носа (включая плату за нацпарк).
3 апреля.
На путях стоит какой-то поезд. Не заходя на вокзал, сразу подбегаю и читаю: Воркута-Москва. В расписании на это время такого поезда не должно быть. Прошусь в поезд, пока тот не уехал, начальник поезда спит, проводники брать не очень-то хотят, но со скрипом всё же уговариваю до Печоры. Залезаю на полку в общем вагоне, есть время поспать 3 часа. В 7.40 в Печоре, выгружаюсь. Локомотивы пассажирских поездов, оказывается, здесь ездят половинками - т.е. вторая секция, а вместе с ней и задняя кабина отсутствует. Проситься в переднюю не решаюсь, чтобы лишний раз не напрягать машиниста. Иду на вокзал смотреть расписание, но вроде поездов в ближайшее время не предвидится. Как ни странно, тут же прибывает поезд Воркута-Питер, видимо, все поезда опаздывают на 3-4 часа, да ещё и идут в неопределённой последовательности. Начальник поезда не против моего присутствия до Сосногорска, меня определяют в отдельное купе купейного вагона. Итак, есть ещё 5 часов отдыха.
В Сосногорск прибываем в 12.45, а чуть позже приходит Московский поезд. Где-то мы его обогнали. На удивление, из вагона вылезают один за другим участники похода! Оказывается, они приехали на своей вахтовке раньше меня, успели купить билеты на опаздывающий поезд, и загрузились в него ещё до моего прибытия на станцию. Пока общаемся, подцепляют вагон Сосногорск-Ярославль, я иду проситься в него. Однако проводницы отсылают к начальнице поезда. Вспоминаю, что с ней лично не общался. Без долгих бесед, она отправляет меня в уже знакомый общий вагон. Проводник его, разумеется, чуть ли не теряет дар речи от удивления моему повторному появлению, и ничего не имеет против моего проезда до Микуни.
В Микуни меня просят выйти, ссылаясь на ревизорскую проверку. В Питерский поезд (прибывший чуть ранее, но ещё не уехавший) повторно попроситься не успеваю - он уходит, пока я иду искать начальника поезда. Прощаюсь с группой, смотрю тепловоз - опять половинка. Появилась идея купить билет в общий вагон до Вельска (чтобы выспаться ночью), но билет на отходящий поезд уже не продают, ссылаясь на его скорое отправление. Что ж отпускаю поезд. Микунь - крупный жд узел, развилка. На Сыктывкар пассажирские поезда ещё предвидятся (но я туда не хочу, особенно на ночь глядя), а на Котлас уже все ушли. Остаётся ждать локомотив грузового поезда. Сидя на рюкзаке жду тепловоза часа два. Но он, оказывается, до Сольвычегодска не едет. Зато меня зовут в гости вагонники, угощают чаем с блинами. Время идёт быстрее, к половине десятого образуется второй тепловоз, и уже в Сольвычегодск. В задней кабине едет охранник, но он абсолютно индифферентен ко всему происходящему, машинист тоже не против, так что аккуратно залезаю в заднюю кабину, стараясь излишне не запачкаться. Охранник, как представитель льготной категории пассажиров локомотива, занял спальное место на столике напротив кресла помощника машиниста, мне же остаётся спать в кресле машиниста, что менее удобно. Но за что я люблю локомотивы - так это за "климат контроль": и печка работает, и окошко всегда можно приоткрыть, если жарко. Не то что в поезде, где часто жарко и душно, и не сделать зимой ничего.
Итак, массивная железяка медленно разгоняется, увлекая на юго-запад длиннющий состав однотипных цистерн. Зато результирующая скорость движения не сильно ниже, чем у пассажирского поезда, ведь грузовой - это экспресс, идущий по двухпутной жд, как правило, без остановок от одной узловой станции до другой.
4 апреля.
В Сольвычегодске в 2.10 ночи. Охранник (или тот, кто им так назвался), проснулся и спешно покинул тепловоз, отправившись досыпать ночь дома. Я тоже спустился с тепловоза, хотя, вероятно, поторопился. Сольвычегодск - огромная грузовая станция в 15 км от Котласа. Она состоит из нескольких парков, и растянулась на многие километры. У путейской тётки я узнал, что тепловозы на Кулой отправляются совсем не отсюда, а с противоположного конца станции. Я шёл через два парка минут 50, хотя мог бы, наверное, подъехать на тепловозе.
К счастью все немногочисленные работники станции оказались спокойными, ко мне никакого нездорового интереса не проявляли, в терроризме не подозревали, без лишних вопросов предоставляли интересующую меня информацию о месте и времени отправления составов на Кулой.
Первый тепловоз уже стоял под парами, когда я дошёл до западного выезда. Машинист и его помощник были приветливы, но ехали не в Кулой, а в Пинюг (это в сторону Кирова), что мне было не по пути. Начался мелкий дождь, и я спрятался под навесом у будки вагонников, не проявляющих ко мне вообще никакого интереса. Дежурная сказала, что состав на Вологду (через Кулой) готов, стоит на шестом пути, осталось лишь дождаться тепловоза. И здесь всё получилось быстрее и лучше, чем в Микуни: через час тепловоз подцепился, помощник машиниста был приветлив, машинист не против, а охранника не было, так что задняя кабина была предоставлена мне в распоряжение полностью. У тепловозов 2ТЭ10М кабина очень продумана: панель управления перед машинистом компактна (не то что в электровозах), а всё остальное место занимает свободный столик, на которым можно спать вытянувшись почти во весь рост. Лишь иногда радиостанция немного стесняет, но в разных тепловозах она расположена по-разному.
В 4.30 тепловоз выпустил столб чёрного дыма с искрами и неспешно потянул в сторону Вологды "сборную солянку". В стороне остались огни Котласа, затем был здоровенный мост через Северную Двину, а после начался тёмный северный лес, и я заснул.
В 9.15 останавливаемся. По сравнению с Сольвычегодском станция невелика - это Кулой. Спускаюсь на чёрный тающий снег, станция почти пустынна, лишь пара человек на платформе. Утреннее сонное затишье. Тепловоз отцепился и уехал, дальше я решил продолжить путь в Вологду по дорогам.
Привокзальная площадь - море. Я не пожалел, что не снял бахилы. Посмотрев на свои руки, я отправился на розыски хозяйственного магазина. К полярному загару и примусной гари добавилась ещё масляная грязь тепловоза. Что ж, ручки дверные потрогал, за поручни ухватился - вперёд отмывать руки. Кусок хозяйственного мыла справился с тепловозной грязью, но не до конца отмыл въевшуюся за многие дни примусную. Чтож, прогресс всё равно виден, так что после кефира с булкой - прогулка по архангельскому посёлку к выезду. Красная табличка на столбе напоминает: "Кулой - наш родной посёлок. Не надо делать из него помойку!"
МАЗ добросил меня до развилки и укатил к песчаному карьеру. Тут же меня подхватила "десятка" с московскими номерами и довезла до Вельска. В Москву она не собиралась. В Вельске, южном городке Архангельской области, я прождал машину час, съел полбатона и пол-литра кефира, и лишь потом уехал. Зато далеко - на 210 км, на "семёрке" из Северодвинска. Водитель направлялся по каким-то делам в район Чекшино, и подвёз до поворота на Тотьму. А здесь Солнце, весна в полном разгаре, снега уже меньше, дороги суше, и до Вологды всего 60 км. Даже не верится, что два дня назад были двухметровые снега и -25.
В Вологду въезжаю в половине шестого вечера на "Волге", здесь тепло и солнечно. Троллейбус номер 4 провозит меня через весь город по знакомым местам. Вологда и Ярославль - одни из моих самых любимых городов, через которые всегда приятно прокатиться. На развязке-кольце огромный поток машин, один парень едет на заправку, но довозит до ДПС, разворачивается, уезжает, и все, тишина... Весь поток исчез, словно и не было. Куда все подевались? За час проехало не более десятка машин, и только в 19.35 меня подхватил ярославский МАЗ.
22.50, Ярославль. Время ложиться спать, тем более что в Москву спешки нет. Но ярославские знакомые куда-то исчезли, поэтому приходится ехать в Москву ночью. Опять на троллейбусе через весь город, затем одеваю ночное снаряжение (не зря протаскал его весь поход), через час пугания водителей меня всё же довозят до ДПС, где уже выстроились длиннющие очереди спящих машин, однако через 10 минут меня подхватывает быстрый СуперМАЗ - и менее чем через 4 часа я уже в столице. Первая сонная электричка, и в 5.30 я дома. Путь из Инты до дверей квартиры занял ровно 2 дня и 1 час.

Upd: обсуждение похода ещё здесь, оказывается - http://www.tourism.ru/wbboard/thread.php?threadid=2641&boardid=1

Некоторые фотографии Анны Михайлловой здесь - http://foto.mail.ru/bk/eddy/pripural/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments